история иммиграции без купюр

Рассказывает Екатерина Нестерова

Моя история иммиграции не была болезненна. Я не искала ее как манну небесную и до сих пор не люблю слышать, что тут у нас рай, а там на Родине «жопа». Так же последнее время очень настороженно отношусь к противоположному мнению, пропитанному национализмом и шовинизмом, где Крым лучше Кот Д’Азур и гречка — основа питания богатырей.  Нельзя все видеть только в белом и черном, есть оттенки. От себя не убежишь, поэтому, если вы были несостоявшейся личностью на родине, вряд ли на «земле обетованной» будете приняты и будете чувствовать себя на своем месте. 

если вы были несостоявшейся личностью на родине, вряд ли на «земле обетованной» будете приняты и будете чувствовать себя на своем месте.

Я эмигрировала 18 лет назад в Испанию из Петербурга. На Родине получила 2 высших образования, отработала в разных сферах 10 лет, вышла замуж, купила автомобиль, квартиру и норковую шубу. Мечты исполнены, казалось. Заграница меня манила искушениями — как любую девушку продукта социализма и перестройки, где невозможность купить ничего, заработать честно, быть охраняемой законом. В 18 лет, отстояв 20 часовые очереди в консульство за получением визы, обменяв честно заработанные рубли на максимально возможные финские марки и благодаря соседству моего Питера с капиталистической Финляндией, я рванула в этот рай искушений. Проходив пешком 2 дня с сумкой водки на продажу для дополнительного заработка, остановившись в мотеле на ночь за 20 драгоценных долларов, накупив одежды из дешевых магазинов, я вернулась домой с ощущением что там меня никто не ждет. А на Родине я была победительницей.

В 20, выиграв премию в институте в качестве визы во Францию для стажировки, я так же улетела в никуда в поисках лучшей жизни в Париже. За неделю прогулок по Елисейским полям с посещением всех музеев и культурных достопримечательностей столицы, похудев в свои 47 на 5 кг от желания сэкономить на еде в пользу «хот кутюр» в магазинах «иммигрантского гетто», я встретила русских иммигрантов третьего поколения, чьи раскулаченные большевиками деды, убежали в Париж после революции. Накормив меня гречневой кашей с котлетами и водкой, они рассказывали воспоминания своих родственников, жалея о том, что никогда не видели России и как мне повезло там родиться. Уплетая последнюю котлету впрок, я удивлялась, как они могут так рассуждать, когда мне в 18 лет приходилось в перестроечное время стоять в очереди в магазине Питерских новостроек, чтобы обменять талоны на сахар и муку. Когда экономическая реформа превратила накопления моих родителей за 15 лет совместной жизни в 100 г любительской колбасы и сумму проданной бабушкой дома в деревне просто напросто было запрещено снимать со счета Сбербанка в связи с ограничениями по обмену купюр… 

Моя семья петербургских интеллигентов, врачей и инженеров учила меня Тургеневу и Толстому, водила в Мариинский (Кировский) театр и Эрмитаж. Мой папа слушал джаз по радио Америки по ночам, мама шила мне платья из журнала Бурда, дедушка вставлял золотые коронки на дому и бабушка возила в Алушту летом.  А я была секретарем комитета комсомола школы, выиграв диплом райкома ВЛКСМ за лучшие сборы при вступлении в молодежную партию района. Я не делала это из-за политических убеждений. Я просто была амбициозной девочкой, отличницей и мастером спорта по спортивной гимнастике.  Так же нас учили собирать и разбирать автомат Калашникова на уроках военной подготовки. Мы должны были быть готовы к нападению капиталистов…

Прошло 20 лет и я приехала к ним и не увидела угрозы. Более того, даже особого интереса к нам как самой большой стране мира…

Еще в Питере я познакомилась с Испанцем и влюбилась в этого «Бандероса», пахнущего сигарами, зачесанного бриолином, в мокасинах без носок и розовой рубашке. Он был полной противоположностью тогдашних бизнесменов на мерсах, бандитов с короткой стрижкой или пузатых олигархов приватизирующих государственную собственность. Он был другой. А я хотела узнать как там, научиться, получить впечатления. Я продала машину, бросила работу, сдала квартиру и пустилась с ним в путь в Мадрид. Где там в малиновом берете меня должны были ждать послы для разговоров…

Но, никто не ждал… Испанского языка я не знала. На английском простой испанский народ не говорил, как и сейчас в прочем не особо. Мои дипломы не подтвердили. Друзей не было. Все у мужа в кредит. Разрешение на работу и вид на жительство при всех моих правах я подучила только через пол года. Шок продолжался 3 месяца, потом еще 3 тяжелого привыкания. И это при том, что я не была обязана работать, была опекаема семьей, жила в скромной, но достойной квартире недалеко от центра. Я записалась на курсы языка. Обошла город, начала ездить за рулем, знакомиться с людьми, нашла работу продавцом в магазине брендовой ювелирной компании. Как бы мне не хотелось ассимилироваться и быть одной из «них», никогда мне этого не удалось. Даже теперь, когда я прожила у Испании 18 лет, свободно говорю по-испански, знаю традиции, национальные особенности, привычки, фольклор, я всегда буду оставаться для них иммигранткой. Я никогда не чувствую себя настоящей испанкой, но так же я уже не чувствую себя настоящей русской. Если вы готовы жить в этом Лимбо всю жизнь, — в путь. У меня есть корни, я их не стесняюсь, я ценю себя за способность адаптации, я уверена в себе, в своих правах, достоинствах, опыте. Но, когда я начинаю говорить с людьми и первое что они спрашивают, услышав мой неизбежный акцент «откуда Вы?» я чувствую себя не от сюда. Я люблю фразу «неважно откуда ты пришел, важно куда ты идешь»…

«неважно откуда ты пришел, важно куда ты идешь»

Поэтому прежде чем вы решитесь на эмиграцию, задайте его себе. 

У меня сын, 15 лет, он смешанный, испано-русский. Говорит на 4 языках. У него двойная фамилия. Мои русские корни он несет в фамилии, крови, внешности, привычках. Я воспитываю его космополитом. Где не важно в какой стране ты родился, каких корней твоя фамилия. Важно кто ты и чего ты достиг. Путешествуя в США или в Англиию, я  вижу смешение культур, расс, традиций. Это обогащает. Я за такую иммиграцию. Где, не стыдно за политические ошибки страны твоего происхождения, где у тебя одинаковые возможности, где смешанные браки, где фьюжен не только в гастрономии, но и в мировоззрении. Если вы готовы перестать смотреть Российское телевидение , перестать покупать овсянку и квас в русских магазинах, пить водку 23 февраля в компании русских друзей и способны доказать себе и новому окружению, что образование полученное в России хорошо, но не достаточно. Опыт выживания, закалка и характер, выработанный препятствиями ставит вас наравне и даже выше понятия «иммигрант», если вы способны полюбить страну, которая вас приняла — то в путь!

не важно в какой стране ты родился, каких корней твоя фамилия. Важно кто ты и чего ты достиг.

Я благодарна судьбе за то что живу в этой Средиземноморской стране, за позитивное мышление испанцев, за свободу передвижения, за законность, за безопасность, за права, за возможности. Я вижу море, я вдыхаю жасмин, я пью вино, покупаю понравившиеся вещи, а не те что престижно, я ценю семью, традиции, я даю своему сыну более разностороннее будущее, не скованное обязательной военной службой, гомофобией, национальной пропагандой.  Я получила новое образование, выучила еще два европейских языка, получила опыт работы в разных сферах бизнеса, я путешествую по Европе, ведя достойный образ жизни.

То, что мне дала эмиграция — это свобода выбора. Но выбор остаётся за мной. И за вами… 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Элина Соцкая/ автор статьи

Хочет объединить самобытных авторов женщин с разных стран, разных профессий и взглядов, которые будут делится красивыми идеями, интересными и волнующими темами связанными с нашей повседневной жизнью.

Загрузка ...
ellinois - Журнал про реальные истории женщин, вдохновение и мотивацию.